cofassber

cofassber: мудрость





25 цитат Фёдора Достоевского. Мудрость от бессмертного писателя









18 сентября, 2015



Достоевский стал писателем, который проник в самые темные глубины русской души. Его прозвали настоящим «психологом пера», исследователем человеческого сердца за то, что он сопереживал всем своим героям. Потому что чувства, которые они испытывали, были знакомы ему не понаслышке.




Мы собрали 25 мудрых цитат Федора Михайловича, которые дают пищу для размышлений.
1. Надо любить жизнь больше, чем смысл жизни.
2. Никто не сделает первый шаг, потому что каждый думает, что это не взаимно.
3. Во всем есть черта, за которую перейти опасно; ибо, раз переступив, воротиться назад невозможно.
4. Счастье не в счастье, а лишь в его достижении.
5. Страданием своим русский народ как бы наслаждается.
6. Перестать читать книги — значит перестать мыслить.
7. Свобода не в том, чтоб не сдерживать себя, а в том, чтоб владеть собой.
8. Нет счастья в комфорте, покупается счастье страданием.
9. В истинно любящем сердце или ревность убивает любовь, или любовь убивает ревность.
10. Очень немного требуется, чтобы уничтожить человека: стоит лишь убедить его в том, что дело, которым он занимается, никому не нужно.
11. Друг мой, вспомни, что молчать хорошо, безопасно и красиво.
12. Писатель, произведения которого не имели успеха, легко становится желчным критиком: так слабое и безвкусное вино может стать превосходным уксусом.
13. Человек он умный, но чтоб умно поступать — одного ума мало.
14. Если ты направился к цели и станешь дорогою останавливаться, чтобы швырять камни во всякую лающую на тебя собаку, то никогда не дойдешь до цели.
15. Я хочу хоть с одним человеком обо всём говорить, как с собой.
16. Удивительно, что может сделать один луч солнца с душой человека!
17. Тут нужно говорить глаз на глаз… чтоб душа читалась на лице, чтоб сердце сказывалось в звуках слова. Одно слово, сказанное с убеждением, с полной искренностью и без колебаний, лицом к лицу, гораздо более значит, нежели десятки листов исписанной бумаги.
18. Жизнь задыхается без цели.
19. Душа исцеляется рядом с детьми.
20. Кто хочет приносить пользу, тот даже со связанными руками может сделать много добра.
21. Мир спасёт красота.
22. В самом деле, выражаются иногда про «зверскую» жестокость человека, но это страшно несправедливо и обидно для зверей: зверь никогда не может быть так жесток, как человек, так артистически, так художественно жесток.
23. Большие не знают, что ребенок даже в самом трудном деле может дать чрезвычайно важный совет.
24. Не засоряйте свою память обидами, а то там может просто не остаться места для прекрасных мгновений.
25. Человек, умеющий обнимать — хороший человек.
Источник: adme



Просмотрев некоторые вышесказанные рецензии на «Асфальт», я была очень удивлена. Не знаю уж почему, но мне всегда казалось, что Гришковца любят все. Размышляя об этом сейчас, я даже не могу объяснить, по какой это такой причине я была в этом уверена, тем более что я всегда уважала чужое мнение и никогда не считала, что моя любовь к творчеству того или иного писателя должна распространяться на всех.Думаю, стоит отметить, что до этого романа я уже была достаточно хорошо знакома с тем, что этот человек делает: с пьесами, спектаклями, участиями в музыкальных проектах, повестями, работой в кинематографе и даже биографией писателя, но книгу «Асфальт» я хочу выделить, и не потому что она мне так сильно нравится, а потому что этот роман на другое творчество Гришковца не похож, и если бы я не знала кто автор «Асфальта» на самом деле, то никогда бы даже и не подумала, что им может оказаться мой любимый Евгений Гришковец. Этот роман, несомненно, является новой ступенью в творчестве автора, ступенью повышающей его как литератора, так как другие его книги скорее напоминают сценарии к спектаклям-монологам. «Асфальт» погружает в отчаяние, но не безысходное. Книга отличается глубиной, обнажающей наши слабости и страхи, наши сомнения в выборе и самое главное – истину, ведь мы так часто склонны обманываться. Но, по правде сказать, мне роман не понравился. Может от того, что от такого, нового Гришковца я ожидала большего, а может и от того, что не хватило мне старого-доброго Гришковца, который умудряется порой одной вроде бы простой фразой попасть в такую точку в твоём сознании, которая до определённого момента дремала, но как бы всегда существовала. Здесь таких фраз и смыслов я не нашла. Настроение, которое задавала книга, почему-то хочется сравнить с настроением «Утешительной партии игры в петанк» Анны Гавальды. На мой взгляд, эти книги перекликаются своей мужской манерой отчаиваться и тосковать по идеалам, нарисованным кем-то другим. А ведь стоит только понять насколько дорого нам наше прошлое. Поняв цену нашей жизни в прошлом и настоящем, нам будет не так уж и сложно раскрасить эти серые, как асфальт будни белым. «Ничего! Мы ещё нарисуем наши полоски на асфальте».

[1..6]


Папки